Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Знакомый почерк



Приехать и спровоцировать драку в монастыре, а может никакой драки и не было. Главное побольше шума перед камерой. Дворкинские технологии разоблачения сектантов. Называется интервенция. Это когда засланный провокатор привлекает внимание полиции и СМИ, а далее начинается "раскрутка".

(no subject)

На Юге
Гранитный отраженный шпиль
Змеится в чаше под фонтаном.
Погожий день. На море штиль.
Вокруг столетнего платана

Как будто ей лежать-то лень
И осторожно, как живая,
Крадется солнечная тень,
То раздаваясь, то сжимаясь.

И не смущаясь наготой,
На пляж спускаются по саду
Смуглянки быстрой чередой
В сандальях и высоких сабо.

Но избранных из них хитрец
Мальчишка ждет в конце аллеи
И провожает во дворец
По крытой хмелем галерее.

На пляже зной и тишина.
Там девочка, поймав медузу,
Лущит мальков, как семена
Из недозрелого арбуза.

И только нестерпимый жар
Внушает ей прервать работу.
Как тотчас верный сенбернар,
Вскочив, за ней несется в воду.
30.1.83

(no subject)

В предчувствие действительной печали
Ваш друг уже три дня как загрустил.
Сегодня я с прискорбьем отмечаю
Прибытье ко двору враждебных сил.

В седьмом часу переменился ветер.
Подтаяло. Собака-поводырь,
Известный Вам Греко, шотландский сеттер,
Вскочила, оглашая монастырь,

Как по покойнику, протяжным воем.
И вскоре наш гостеприимный кров
Укрыл карету с небольшим конвоем
В десятка два, а может, три подков.

Их возгласы и бряцанье оружья,
И громкий смех, и звонкий стук копыт
Мне возмущают кровь, смущают душу.
Прошу у Вас совета, как мне быть?

Ведь этот вихрь случайного веселья,
Шурша шелками, золотом звеня,
Ворвавшись внутрь моей убогой кельи,
Пылинки не оставит от меня.
7.2.83

(no subject)

На Юге
Гранитный отраженный шпиль
Змеится в чаше под фонтаном.
Погожий день. На море штиль.
Вокруг столетнего платана

Как будто ей лежать-то лень
И осторожно, как живая,
Крадется солнечная тень,
То раздаваясь, то сжимаясь.

И не смущаясь наготой,
На пляж спускаются по саду
Смуглянки быстрой чередой
В сандальях и высоких сабо.

Но избранных из них хитрец
Мальчишка ждет в конце аллеи
И провожает во дворец
По крытой хмелем галерее.

На пляже зной и тишина.
Там девочка, поймав медузу,
Лущит мальков, как семена
Из недозрелого арбуза.

И только нестерпимый жар
Внушает ей прервать работу.
Как тотчас верный сенбернар,
Вскочив, за ней несется в воду.
30.1.83

(no subject)

Ты уронил бессильно руки,
В том убедившись наконец,
Как редко творческие муки
Венчает творческий венец.

Смотри, тщеславья укоризне
Над сердцем воли не дая,
Как воскресают искры жизни
Из пустоты небытия.

Нам вклад в бессмертное творенье
Уже вменяется за то,
Когда в сотворческом волненье
Мы предстоим перед Ничто.


1983

(no subject)

Нам недоступны наслажденья
Былых народов и времен.
Победоносные сраженья
Во славу рыцарских знамен.

Затеи утонченной лени,
Балы, охоты в сотни псов
На диких туров и оленей
В тиши нетронутых лесов.

А упоенье полной власти
В неполные семнадцать лет?
А жар раздутой веком страсти,
Переливаемой в сонет?

А экзотические нравы,
А плеск волны чужих морей?
Средневековые забавы,
Пиры языческих царей.

Всего, что в части наслажденья
Вкусили древние, не счесть.
Тут с нашим веком нет сравненья.
Но в современном мире есть

Искусство и воображенье.
Два эти приводных ремня
Приводят в чудное движенье
Динамо нынешнего дня.

И оживляя скудный опыт
Бесцветных чувств, грешков и дел,
Одни и приглушают ропот
На невзыскательный удел.
4.1.83

Раннее...

Старина

«У Лукоморья дуб зеленый…» А.С. Пушкин

Дремучий край. Одни названья
Чаруют мысль и дразнят слух.
Куда ни ступишь-тут преданье.
И надо всем – старинный дух.

Из-под земли взрываясь, брезжит,
Бурлит Кипун –горячий ключ.
Путь залегает прямоезжий
Алатырь-камень бел- горюч.

Стоит Синявин-дуб над юром,
Взметнув извилистую длань.
И крестным знаменьем, и чуром
С прохожих собирает дань.

Бежит речушка Парасковья.
Уж настигал ее злодей,
Но пала ниц она и кровью
Своей поит честных людей.

А сколько поздних поновлений!
Какие звучные слова!
И Турий Бор, и Гон Олений,
И Земляная Голова.

Бродя полями и лесами
И поминая старину,
Увидишь вдруг перед глазами
Необычайную страну.

6.2. – 16.4.1983

Вероника Нестерова К ВОПРОСУ О ЦАРСКОЙ ДОРОГЕ: ДВЕ СУЩЕСТВЕННЫЕ ОШИБКИ ЭКСПЕРТА Л.А. ЛЫКОВОЙ


Вероника НестероваВероника Нестерова

Введение для знакомства с проблемой

Воистину, «идеже бо умножися грех, преизбыточествова благодать» (Рим 5:20). Почти столетие отделяет нас от страшного злодеяния, которым печально «прославилась» Уральская земля. Эхо этого преступления до сих пор отдаётся в названии нашей области, носящей имя организатора убийства, в топонимах проспектов, улиц, площадей и в монументах идолов, воздвигнутых на месте разрушенных Храмов. И в то же время Екатеринбург – город, которому Господь, после всех испытаний минувшего века, явил три великие равночестные святыни: Храм-на-Крови на Вознесенской горке, возведенный на месте мученического подвига Августейшей Семьи и Её верных Слуг, Царскую дорогу и монастырь на Ганиной яме – место Воскресения святой Руси [2].  Дальше: http://www.pravoslavie.ru/110583.html



(no subject)

В Иркутской области недалеко от Байкала "по частной инициативе" построена часовня во имя царя Соломона: http://altertravel.ru/view.php?id=6578



Что значит выражение "по частной инициативе"? Ставропигиальное управление, "крестовый" устав? Неподчиненность МП? И почему часовня, не церковь? И какие церемонии совершаются там?
Царь Соломон имел тысячу жен и стал небожителем, а многие имеют одну жену и с сетованием нисходят во ад.

Монастырь


Вышенская пустынь

Из письма свят. Феофана Затворника к корреспонденту, исполнявшему поручения владыки по печатанию его книг и возымевшему помысл поступления в монастырь:
"Какой вам монастырь? Извольте молиться в этом порядке жизни. Когда не будете в силах уже мышей топтать, тогда сам собой устроится и монастырь, будете вы в ограде монастырской, или нет.
К обедне ходите? И довольно. Домашнюю молитву заменяйте поклонами вместо читания молитв: с каким же словом к Богу обращаться, душа скажет. Что нужно, то и говорите. Это вместо вечерни и вместо всякой другой службы. Если душа бывает вяла и не сильна сама подняться к Богу, читайте на память какую-либо молитву, каждое слово несколько раз повторяя, чтоб разбить душу, как молотом. Когда же душа идет сама к Господу, не читайте никаких молитв заученных, а свою речь прямо ведите ко Господу,- начиная с благодарения за милости именно вам самим, потом и другое что нужное сказывая. Господь близ! Он внимает слову из сердца. Благослови вас Господи!
Что касается до деятельности, то всю заботу надо направлять на чистоту намерений, - и тотчас поправлять, коль скоро подкрадутся какие недобрые.
Затем стараться как можно чаще вспоминать о Господе... Вот и все... Вот ваш монастырь! Другого не ищите! Он не построен для вас!" (письмо 1083).
А как же,-хочется спросить,- таинство монашеского пострига, воспринятого по преемству от древних иноков, подобно св. крещению смывающее ранее соделанные грехи? Спасительное послушание, отсечение своей воли перед духоносным старцем, весь устав и чин монашеский, мантия, схима, упокоение на братском кладбище в стенах богоспасаемой обители и вечное поминовение со духи праведных? Посты, бдения, умно-сердечная молитва, келейное уединение, открывающее вход на небо? Равноангельное житие? Если бы сказанное исходило не из уст богомудрого святителя, монаха-затворника, знатока и ценителя иноческой жизни, переводчика "Добротолюбия", можно было бы отнести сие на счет споткнувшегося о монастырский гранит неофитства. А так. Вспоминается александрийский сапожник, к которому ангел Господень привел преподобного Антония Великого, чтобы показать высшую степень преуспеяния в подвижничестве, о которой вопрошал великий пустынножитель. Как же достиг духовного совершенства,которое оказалось в очах Божиих выше жительства пустынного, подвизавшийся в миру сапожник?Трудился в своем ремесле. Половину заработанного отдавал нуждающимся и, глядя на проходивших мимо его мастерской людей, помышлял про себя, что все они они спасутся, а он один -нет.
Антиуставная тенденция, однако!
"Всяк советник о себе (в свою пользу) советует".


"Да что же выйдет из того, что монастыри-то закроют? Монашество не связано с монастырями, как душа с телом. Другим способом начнут монашить. Вот, как чернички, как старики отшельники или пчельники. Будут рабочие дома составлять и жить по-монашески, как родились Арзамасская община и подобное. Может быть и лучше будет. Потому ужасаться тут нечему. А буди воля Божия.
Не стали чтить монастыри от того, что монахов не стали чтить, а монахов не стали чтить ради того, что мы, монахи, стали никуда не гожи. По себе сужу. Меня следует поленом выгнать из монастыря. Надо бы приподнять дух монашеский. Но как? Великие старцы - основатели монастырей предвидели это..." ( письмо 1103).
Как предвидели, так после и случилось.