Андрей Алексеевич Щедрин (rosh_mosoh) wrote,
Андрей Алексеевич Щедрин
rosh_mosoh

Category:

Повторение пройденного 148

ЧАША ГРААЛЯ ч.1

По крайней мере дважды, выступая перед журналистами по поводу украинских событий весной этого года, Президент РФ В.В. Путин назвал Государя Императора и Царя-Мученика Николая Александровича «Николаем Кровавым». Это президентское «послание», прозвучавшее диссонансом на фоне недавно завершившегося празднования 400-летия Дома Романовых, призванного подтвердить легитимность РФ как правопреемницы Российской Империи, явилось, конечно, не случайной проговоркой, а скорее, заранее подготовленным экспромтом, указывающим на ритуальное убийство Царской Семьи как державообразующий фактор государственной легитимности, коронационный ритуал,строительную жертву в основание нового царства.
Есть крылатое выражение для обозначения заранее подготовленного экспромта: «рояль в кустах». Сидит в летнем саду известный пианист, его узнают, просят сыграть что-нибудь, а вот и рояль в кустах. Такова вульгарная этимология этой идиомы, за которой скрывается глубокий и таинственный смысл.
Слово «рояль» с французского означает не только музыкальный инструмент, но и короля. А воображаемая сцена короля, скрывающегося (или скрываемого) в кустах, является отсылкой к рассказу книги Бытия о жертвоприношении Исаака. После того, как ангел Божий остановил руку Авраама с ножом, занесенным над Исааком, чтобы заклать его в жертву Богу, «возвел очи свои Авраам и увидел: и вот, назади, овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо Исаака сына своего» (Быт.22,13).
Комментатор замечает: «По особому божественному произволению случилось так, что близ места жертвы оказался овен, запутавшийся своими рогами в чаще кустарника (…), видя в этом неожиданном совпадении особое божественное указание, Авраам и приносит этого овна в жертву, вместо своего сына Исаака» (Толковая Библия под ред. А.Л.Лопухина. Репринт, СПб, 1904 -1907, т.1,с.139).
Так выражена в Священном Писании идея заместительного жертвоприношения. И подстановка короля вместо овна содержит намек на практику ритуальных убийств особ королевской крови, как известный исторический феномен.
Священное Писание называет потомков Авраама «царями и священниками» (Исх.19, 6). Согласно Талмуду: «Все евреи - царские дети и царского происхождения» (Schabbat, 89а).
Однако, то же самое относится к последователям Христа, которые есть Новый Израиль, согласно апостолу Петру, «род избран, царское священие» (1 Петр, 2,9). «Царями и иереями» (Ап. 1,6) называет христиан Апокалипсис Иоанна Богослова.
Поэтому лучшей заместительной жертвой и считается царская или королевская кровь, или кровь христиан, или христианских отроков. Слово «мальчик» имеет в русском языке тот же корень, что в еврейском «царь» (мелек, малк). Отсюда выводят этимологическое значение слова «молох», употребляемого в Священном Писании для обозначения культовых человеческих жертвоприношений, совершавшихся семито-хамитскими народами, в частности, священную жертву цареубийства.
«Существовала гипотеза, что Молох и аммонитский Милком одно и то же божество, характерно, что и другие божества, в именах которых есть корень млк («царь»), упоминаются в Ветхом Завете, как правило, в связи с жертвоприношениями детей (2 Цар.17,13)…. Было выдвинуто предположение, что Молох (молк) – обозначение самого ритуала жертвенного сжигания людей или животных, позже принятое за имя божества» (И.Ш.Шифман, Мифологический словарь, М.,1994, т.2, с.169).
Еврейская Энциклопедия добавляет, что: «Самой приятной жертвой считались дети знатных фамилий, особенно первенцы царей, как, например, при осаде главного города Моава (2 Цар. 3, 27)».
По- французски, королевская кровь - санг рояль (sang royal). Перемена места пробела между буквами образует словосочетании сан Грааль (saint graаl), то есть, святой Грааль, или чаша Грааля.
Та самая чаша, из которой, по преданию, пили апостолы на Тайной вечере и в которую была собрана истекшая из прободенных ребр Спасителя смешанная с водой Честная и Животворящая Кровь.
Таков вкратце приблизительный смысл этого исторического каламбура.
Старые и новые толкователи священных текстов предпочитают видеть в оборотах речи, обозначающих акт насильственной смерти, связанной с пролитием крови, - кровопролитие, кровожадность, кровопийство и т.д., - образные выражения, аллегории, как будто вовсе не имеющие отношения к практике ритуального каннибализма.
Такова часто встречающаяся церковно-славянская идиома «муж кровей» (Пс.5,8; 25,9; 54,24;58,3; 138,19; Сир.34,21). Синодальный текст переводит выражение «муж кровей» как «кровожадный».
Возможность аллегорического толкования дает сам текст Священного Писания. В книге «Премудрости Иисуса сына Сирахова» говорится: «Хлеб убогим живот убогих, лишаяй его человек кровей есть» (Сир. 34,21), то есть, повинен крови.
мл
Таинство Грааля: Младенец в литургическом сосуде. Миниатюра из рукописи «Поиски Святого Грааля», 1350 год.
По-видимому, переносное значение, восходящее к обычаю ритуального кровопролития, имеют слова царепророка Давида о воинах, с риском для жизни добывших воду для испытывавшего сильную жажду царя. «И трие проторгошася сквозе полк иноплеменничь и почерпоша воду из кладязя, иже в Вифлееме, иже бе во вратех, и взяша и принесоша к Давиду, да пиет. И не восхоте Давид пити ея и возлия ю Господеви. И рече: милостив ми Бог, еже сотворити глагол сей: аще кровь мужей сих испию в душах их, понеже душами своими принесоша. И не восхоте пити ея» (1 Пар.11, 18 – 19).
Питие воды, добытой с риском для жизни, уподобляется здесь кровопийству, а возлияние воды «Господеви» - ритуальному пролитию крови.
Употребление эпитета «кровавый» по отношению к какому – либо лицу в качестве литературного тропа известный прием симпатической магии (перенесения отрицательных свойств «с больной головы на здоровую»).
Во «Второй книге Царств» говорится о проклятиях, которые Семей сын Гирана от родства Саулова облыжно возводил на царя Давида и бывших с ним людей за кровь Саула, погибшего на брани с амаликитянами. «И тако рече Семей, проклиная его: изыди, изыди, мужу кровей и мужу беззаконный: возврати на тя Господь вся крови дому Сауля, понеже воцарился еси вместо его: и даде Господь царство в руце Авессалома сына твоего: и се, ты во злобе твоей, яко муж кровей ты» (2 Цар.16, 7-8).
По-видимому, Семей намекает здесь на обычай кровомщения или взыскания крови погибших, который хорошо был известен и самому Давиду. Когда явился к нему некий амаликитянин (прозелит) «от полка людей сауловых» с вестью о кончине царя, в надежде на награду присвоивший себе честь убийства раненого Саула, бывшего врагом Давида, этот последний приказал вместо ожидаемой награды одному из своих слуг убить амаликитянина. «И уби его, и умре. И рече ему Давид: кровь твоя на главе твоей, яко уста твоя на тя возвещаша, глаголюще: яко аз убих христа Господня» (2 Цар.1, 16) .
Пароль «человек кровей» употреблялся в средние века для ритуальной травли неугодных «народу» монархов.
«Марией Кровавой» называли английскую королеву Марию Стюарт.
Во время Английской революции XVII века «человеком кровавым» называли короля Карла I, который был обезглавлен 30 января 1649 года на эшафоте в Уайтхолле (Белый Дом).
Прозвище «Николай Кровавый» было дано революционной прессой Государю Императору Николаю Александровичу, как бы ответственному за «Кровавое Воскресенье» 9 января 1905 года, которое являлось такой же спланированной провокацией тайносовершителей кровавых жертвоприношений дореволюционной «чека», как и ходынская давка.
На одной из стен Ипатьевского дома, испещренного похабными надписями, оставленными караульной командой, было найдено, между прочим, следующее характерное изречение: «Царь Николай сидел на троне, из народа пил он кровь», которое, по-видимому, можно рассматривать как проективное самосвидетельство прикрываемой мотивом революционной мести («он пил кровь народа, мы будем пить его кровь») атмосферы вампирического похотения, окружавшей Царственных узников (Н.Росс, Гибель Царской семьи, Посев, 1984, с. 315).
Охранник Анатолий Якимов дал такую характеристику коменданта дома особого назначения Авдеева: «Про Царя он тогда говорил со злобой. Он ругал его, как только мог, и называл не иначе как «кровавый», «кровопийца». Главное, за что он ругал Царя, была ссылка на войну: что Царь захотел этой войны и три года проливал кровь «рабочих» (Росс, с.335).
Газета большевиков «Уральский Рабочий» от 23 июля 1918 года поместила статью под заголовком «Казнь Николая Кровавого», в которой, между прочим, писалось, что «своими преступлениями Николай Кровавый прославился на весь мир. Все свое царствование он безжалостно душил рабочих и крестьян, расстреливал и вешал их десятками и сотнями тысяч» (Росс, с.139). Статью под таким же заголовком перепечатали и другие большевистские газеты.
Замахивались и на кайзера Вильгельма. М.К. Дитерихс цитирует одну из антинемецких речей Троцкого, обращенную к русским рабочим, которая начинается словами: «Кровавый Кайзер…» (М.К.Дитерихс, Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале, М., 1991, т. 1, с.359).
И по нисходящей: «17 августа 1918 года. В.И. Ленин — в Задонск, Болдыреву. «Действуйте самым решительным образом против кулаков и левоэсеровской сволочи. Необходимо беспощадное по¬давление кулаков-кровопийцев».
С другой стороны, не поворачивается язык назвать «кровавыми» ни Свердлова, ни Троцкого, видимо, потому что они носили кожаные тужурки, спецодежду профессиональных резников, к которым кровь не пристает.
Известно, впрочем, прозвище наркома Ежова: «кровавый карлик», но он носил уже иную форму одежды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment