О св. Тайнах

Апостол Павел, воспоминая установление таинства св. евхаристии Господом нашим Иисусом Христом, возвещает непрерывность священной жертвы даже до кончины века, «дондеже убо приидет» (I Кор. 11, 23-26).
По разумению св. отцов—толкователей словами «дондеже убо приидет» выражает апостол ту мысль, что св. Тайны будут совершаться в Церкви Христовой до кончины века, то есть до второго пришествия Его.
В жизни Св. Церкви будет однако такое краткое время, а именно три с половиной года перед кончиной века, когда вседневная жертва прекратится.
«И утвердит завет многим седмина едина (т. е. семь лет перед концом— прим.), на пол же седмины отымется жертва и возлияние, и во святилищи мерзость запустения будет, и даже до скончания времени скончание дастся на опустение» (Дан. 9, 27) — говорит пророк Даниил.
Святитель Ипполит Римский в Толковании на книгу Даниила пишет о последней апокалиптической седмине: "И придет Христос, и проповедается евангелие всему миру, и остощатся лета, тогда останется еще одна последняя седмина, во время которой придут Илия и Енох, в средине же ее появится мерзость запустения -антихрист, и возвестит миру запустение. И тогда жертва и возлияние, которые теперь приносятся Богу на всяком месте и всеми народами, отымутся" (Кн.4, О семидесяти седьминах).
Как же согласить это утверждение о прекращении "жертвы", под которой нужно понимать именно бескровное жертвоприношение православной Церкви, с новозаветным обетованием о непрерывности ее до скончания века, "дондеже приидет" (1Кор. 11,26)? Помочь разрешению сего недоумения может, как кажется, предположение о нелитургическом характере жертвы, которая будет приноситься во времена антихриста. По примеру древних мучеников и исповедников.
Как писал свт. Киприан Карфагенский в "Письме к Немезиану и другим, сосланным на рудокопи":
"Не может также, возлюбленнейшие братья, ни сколько составить потери для благочестия или веры и то, что там теперь не позволено священникам Божиим приносить и совершать божественные жертвы. И без того вы совершаете и приносите жертву Богу сколько драгоценную, столько же и славную, которая много послужит к воздаянию вам наград небесных, так как божественное Писание говорит: жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Псал. 50. 19). Таковую жертву вы приносите Богу: соделавшись жертвами для Бога, вы беспрестанно совершаете эту жертву и днем и ночью, представляя самих себя святыми и непорочными жертвами, согласно наставлению апостола, который говорит: молю убо вас, братие, щедротами Божиими, представите телеса ваша жертву живу, святу, благоугодну Богови; и не сообразуйтесь веку сему, но преобразуйтеся обновлением ума вашего, во еже искушати вам, что ест воля Божия благая и угодная и совершенная (Рим. 12, 1, 2)".

Северная Фиваида

Великая и неразгаданная тайна домостроительства Божия на Святой Руси на языке церковного предания носит название «бегства на Север» или Фиваиды Севера.
В собственном смысле Фиваидой называлась пустынная область в земле Египетской, этом имени нарицательном для всякого чародейства и идолослужения, которая в пору расцвета восточного монашества украсилась неисчислимыми подвигами и добродетелями просиявшего тут пустынного подвижничества.
Collapse )

Поединок

Судьба России решится вопреки ожиданиям многих не на полях военно-политических сражений, а по обычаю, в духовно-ратном поединке опричного воинства с антихристом, под каковым именем в частном смысле подразумевается духовно-генетический антитип, или сопостат помазанника Божия, христа Господня, русского Царя.
Collapse )

Царское богомолье

Злодейское изуверное убийство человека Божия и названного друга Царей Григория Ефимовича Распутина-Нового, положившее начало беспримерному геноциду русского народа в ХХ веке, является одной из наиболее таинственных страниц мировой истории.
Незадолго до своей предузнанной им мученической кончины человек Божий Григорий направил Царю письмо, в котором между прочим предсказал, что, если его постигнет смерть от руки наемного убийцы или простого мужика, благополучию Царской Семьи и вместе с ней всей России ничто не будет угрожать, если же в убийстве окажутся замешаны родственники Царя, тогда всю Семью, детей и родных, постигнет та же участь, Их убьют.
Это предсказание, если признать его подлинность, как известно, полностью сбылось. Царская Семья была злодейски убита. Россия окунулась в пучину гражданской войны и государственного террора.
Collapse )

ДОМ НА ЛУБЯНКЕ

Когда русский народ Божий презрел благодатный дар «заступления, правления» (1 Кор. 12,28), в лице благоверных Царей Российских данный ему от Бога, карающий меч революции обрушился на головы отступников.
Предвидя свою собственную смерть от руки наследников богоубийц и те неисчислимые страдания, которые должен был понести русский народ за грех клятвопреступления и богоотступничества, Государь Император Николай Александрович передавал через Вел. Княжну Ольгу Николаевну из Тобольского заточения: «Отец завещал всем любящим его и тем, на кого они могут иметь влияние, не мстить за него. Ибо не зло победит зло, а только любовь».
Collapse )

Евреи и опричники

Ритуальное оклеветание, перекладывание вины преступника на невиновных, самого потерпевшего или свидетеля преступления, - с больной головы на здоровую, - известное с древнейших времен как обряд «козла отпущения» и являющееся излюбленным приемом оккультно-магической войны талмудического жидовства с православием, осуществляемым при помощи продажных СМИ и правосудия, наглядно прослеживается в деле об убийстве А.Ющинского.
О провокационной подстрекательской роли жидовствующей прессы в деле А.Ющинского писал правый наблюдатель: «По истине, дьявольская свистопляска царила в иудейской и иудействующей печати не только в России, но и в странах всего культурного мира, вплоть до начала процесса. Чем ближе было это начало, чем определеннее указывали русские официозные источники, что процесс, столь неприятный иудейству, на сей раз не будет отложен, тем исступленнее становились вопли иудеев и их слуг, тем омерзительнее казалась эта вакханалия печатной лжи, подлости и обработки общественного мнения…Самые наглые издевательства над свидетелями и экспертами, которым предстояло выступить на суде и показания которых клонились не в пользу иудейства, далеко недвусмысленные угрозы в адрес безукоризненно честных деятелей судебного ведомства, которые имели мужество довести дело до гласного публичного разбирательства, клеветнические выпады против местных монархических организаций, которые якобы «подготовляют погром», - все это создавало крайне накаленную тревожную атмосферу, чреватую самыми мрачными последствиями.
Для вдумчивого наблюдателя становилось очевидным, что всемирный иудейский кагал, израсходовав колоссальные средства, нажав на имевшиеся в его распоряжении пружины, использовав все влияния и способы – начиная от коллективных протестов, которые дюжинами выносились во всех странах цивилизованного мира, и кончая подкупами, устранением опасных свидетелей и прочими кунштюками, - с целью изничтожить это ненавистное дело, и не добившись желаемых результатов, теперь ставит на карту последнюю ставку. Хочет так или иначе спровоцировать погром, вызвать взрыв народного гнева или создать настолько неблагоприятную обстановку извне, чтобы судебный процесс был опять отложен…О, тогда, когда эта цель была бы достигнута, все остальное разыграно было бы как по нотам. Раздались бы вопли и стоны, раздались бы жалобы на «темные силы реакции», десяток пострадавших иудейчиков – конечно, - из бедноты, - получив щедрый денежный презент от всемирного иудейского кагала, сделал бы себе «хороший гешефт», а иудейская и иудействующая печать проливала бы слезы над участью невинного страдальца-узника, Менделя Бейлиса, обвиняя в срыве процесса «режим» и «темные силы реакции»…(Ю.Бартошевич. Суд над киевскими вампирами. СПб, 1914, с.3-4).
Замечательно в ритуале оклеветания матери и приемного отца А.Ющинского Александры и Луки Приходько, осуществленном по иудейскому сценарию на первом этапе предварительного следствия, когда дело еще не получило всероссийскую огласку, соучастие чинов Киевской сыскной полиции, фальсифицировавших улики и выдвигавших ложные следственные версии.
«Центральное место среди свидетельских показаний, заслушанных в этот день, (первый день процесса- прим.) занимает показание несчастной матери Андрюши Ющинского, Александры Приходько, которая выступает в настоящем процессе на правах гражданской истицы. Необычайно тяжелое впечатление производит бесхитростный рассказ этой простой русской женщины о пережитых ею страданиях…
Александра Приходько еще не старая женщина, но, как водится в этом быту, тяжелый неустанный труд с малолетства, лишения бедности и пережитые страдания наложили на нее печать, и сейчас она выглядит значительно старше своих лет. Худая, с желтым лицом, в простеньком шерстяном платье, с косыночкою на голове, - она говорит все время одним и тем же голосом, без повышений и понижений, и эта скрипучесть тона действует сильнее, чем слезы и истерики.
Состояние какого-то одеревенелого равнодушия ко всему кругом. Точно она уже покончила счеты с жизнью, ничто не может ее оживить. Живой труп, которого заставляют исполнить какую-то ненужную обязанность, - дать суду показания об ужасах, пережитых им на земле. Порою даже жутко становится, когда она этим скрипучим деревянным тоном, с остановившимся от недоумения взглядом широко раскрытых глаз, повествует в простых выражениях о самых трагических, кошмарных событиях.
-Расскажите, - спрашивают ее, - как вы узнали о смерти вашего сына Андрюши и в каком виде вы застали его там, на Лукьяновке, где он был найден?
-Рубан нам сказал про это, - следует спокойный ответ. – Он у сестры моей работал. Приходит поутру и говорит: «Здравствуйте вам. Расскажу вам новость. Приготовьтесь. Вашего мальчика на Лукьяновке нашли. Только он убит». Мы с сестрой как были, побежали туда. Тяжело мне было, мне пятый месяц шел, а туда очень далеко. Когда пришли, я на ногах еле стояла. Видим, - много народа вокруг пещеры. Я хотела войти туда, посмотреть на Андрюшу. А городовой не пустил. Нельзя, говорит. Я еще раз попросила: пустите меня, это мой ребенок. Меня толкнули в грудь. Не знаю, после говорили, будто я даже не плакала, села на землю. Может и так было. Не помню, ничего тогда не помню.
-Так вы не видели Андрюшу до похорон?
-Нет, не допустили посмотреть. После, когда еще в анатомический взяли, мы с Лукой и сестрой Натальей купили все, что надо, пошли за ним, чтобы его хоронить. Нас долго не пускали. Потом, когда заколотили гроб, выдали нам. Но, только мы это стали выносить его, пришел околоточный сыскной полиции, такой низенький, черненький, гроб арестовали, а нас повели в сыскную. Я просила: дайте мне схоронить сына, я потом сама приду к вам. Они и слушать не хотят. Ну, возьмите, говорю, меня под стражу, поставьте возле меня сколько хотите стражников, они приведут меня после погребения. Смеются.
-Ну, а что же вам в сыскной сказали?
-Ничего не говорили. Только Мищук ругал меня скверными словами, плохо обращался. Каторга, говорит, тебе будет. За что же, говорю, каторга? За то, что моего ребенка убили? Ты, говорит, его убила, у нас все доказательства, сознайся лучше. Как же я сознаюсь, если я не убивала? Обругал меня. Потом велел снять с меня платье. Будто кровь на нем была. Одно пальто на мне оставили и исподнюю юбку. Так одиннадцать дней я была. Ничего не ела, только воду пила… Потом водили меня по городу. Трое городовых через народ не могли провести. Ругал меня народ всякими словами. Бросали в меня кто поленом, кто камнем, кто гирею. Убийца, кричали все. Один раз городовые, чтобы спасти, меня на товарную площадку отвели. Я совсем ничего не помнила, без памяти была.
-А вы после не слышали, что слух о том, что вы убийца своего сына, сама полиция в народ пустила? -Так что слышала я это. Говорили, в газетах так написано было. Только я тогда ничего не помнила.
И больше ничего. Ни слез, ни жалобы, ни раздражения. Состояние какого-то окаменелого недоумения, летаргии…» (Там же, с.12-15).
Из допроса свидетелей вырисовывается характерный для заказных дел почерк действий чинов Киевской сыскной полиции Красовского и Мищука, которые производятся не столько с намерением подтвердить надуманную следственную версию, сколько затем, чтобы ошеломить и запугать ближайших родственников убитого и гражданских истцов.
«С появлением Луки Приходько зал настораживается. Каждое слово его ловится присяжными заседателями и сторонами. Но свидетель сильно волнуется, после произнесения двух-трех фраз опускается на стул, часто разражается рыданиями, и потому многие места его показаний пропадают. Председательствующему то и дело приходится успокаивать свидетеля, просить говорить более внятно. В течение полутора часов он повествует о мытарствах, перенесенных в связи с этим кошмарным делом. Начались они 24 марта 1911 года, когда Лука Приходько с женою и другими родственниками явился в анатомический театр за останками Андрюши Ющинского…
Всхлипывая, страшно волнуясь, несчастный Приходько повествует о беспримерных, кажется, в наших судебных летописях экспериментах, которые проделывались над ним Красовским и Выграновым.
-Каким только мучениям и издевательствам меня не подвергали. Мищук …кричал на меня, ругал, меня таскали из одного места в другое. Разгромили все дома, не нашли ничего, тогда опять ко мне с кулаками. Продержали первый раз дней пятнадцать, выпустили на Пасху. Не успел я прийти в себя от перенесенных обид, а 26 июля меня опять арестовали. И теперь еще более издевались надо мной. Сперва мне сбрили бороду, затем стригли волосы на правой стороне головы, красили чем-то лицо…Я все молчал… Но когда мне Красовский стал закручивать для чего-то усы кверху, тогда я не мог уже больше выдержать и заплакал. А он еще больше рассердился на меня, ругает скверными словами, кричит: «Ты такой-сякой, своими слезами только портишь завивку усов»…Потом повели меня на Лукьяновку, показывали кому-то, водили вокруг пещеры, запрещали плакать, чтобы не смылась краска…Словом сказать, довели меня до того, что я хотел голову себе разбить об стенку… Свидетель падает в изнеможении на стул» (Там же, с.21).
Те же оккультные средства – провокация погромов (разжигание национальной розни или международный терроризм), ангажированные СМИ и завзятое правосудие – используются хасидскими мудрецами и сегодня для создания объекта ритуального оклеветания, в адрес которого могли бы быть канализированы возмущение, ужас и страх, вызываемые преступлениями жидов, ритуального двойника, или «козла отпущения» грехов ветхого Израиля.
«Русский фашизм», «православное сектантство», «черносотенство» и «опричнина» есть не что иное, как ложные следственные версии жидовских ритуальных преступлений, косвенно указывающие на их событие.
Как и в деле об убийстве А.Ющинского, чем настойчивее и слаженнее кричат подконтрольные жидам СМИ об угрозе погромов, разжигании национальной розни или международном терроризме, а спецслужбы и органы правопорядка фабрикуют и сдают этим СМИ оперативный и следственный материал в отношение якобы повинных в этом «православных сектантов», «черносотенцев» или «опричников», тем, стало быть, реальнее угроза разоблачения или выхода из-под строжайшей жидовской цензуры информации о жидовских ритуальных преступлениях.
Соединение всех наличных ресурсов талмудического жидовства- оккультно-магических возможностей синагоги и подконтрольных ей СМИ, полномочий коррумпированных служб безопасности и правопорядка и религиозного авторитета жидовствующего клира МП прослеживается в попытках создания образа (ритуального жупела) опричнины, как объекта оккультно-магической разработки ради сокрытия собственного лица и переложения на жупел опричнины вины за применение каббалистических управленческих технологий, основанных на кровавом ритуальном терроре и использовании человеческой крови как магического средства психо-физиологического порабощения человечества.
Магический перенос свойств реального объекта на ритуального двойника может быть осуществлен только при наличии между ними скрытого генетического родства, каковым для понятий евреи и опричники является устанавливаемая семантическим анализом общая корневая основа, указывающая на инициацию, связанную с обрядами перехода.
«Еврей – пришелец. Происходит от евр. глагола ебер (переходить через), что значит пришлец чужой земли» (Б.Э.).
И.Р. Тантлевский пишет: «Многие исследователи отождествляют иврим (мн. ч. от иври) с хапиру аккадских текстов и апиру древнеегипетских…Египетское апиру восходит к аккадскому термину хапиру, произведенному от глагола … «насильственно, вынужденно покинуть дом», «быть изгнанным». Хапиру – это лица, стоящие за пределами социальной огранизации, изгои, парии, странники, бродяги, беженцы». В письмах из Телль эль-Амарны на аккадском языке они обозначаются как … «убийцы, разбойники», атакующие ханаанские города» (Введение в Пятикнижие, М, 2000, с.137-138).
К тому же семантическому ряду с двойным значением пришелец, разбойник относится и северо-кавказское «абрек», этимологически восходящее к пехл. «апарак», - грабеж и перс. «авара» - бродяга, «авар» - добыча, грабеж». (Ю.М.Ботяков, Абреки на Кавказе, СПб, 2004, с.5).
В один семантико-морфологический ряд с «ибри», «хапиру» и «абрек» может быть поставлено и слав. «опричник», известное в Древней Руси со значением особо выделенного удела и принятое Царем Иоанном, возможно под влиянием сев.-кав. «абрек» через связи, установленные браком с черкасской княжной Марией Темрюковной, для обозначения как всей государственной политики «перебора» земель, так и особо для проведения этой политики учрежденного репрессивного аппарата, особого отряда царских телохранителей и приближенных Царя.
То, что опричник Царя Иоанна Грозного, поборник православного благочестия и искоренитель ереси жидовствующих, как он представляется в восприятии современников по дошедшим до нас источникам – одновременно и пришелец, и разбойник с очевидностью указывает на действие магического переноса, активной антиправительственной пропаганды жидовствующих, ритуального оклеветания, осуществленного в отношении отражения и оценки деяний опричнины в общественном сознании оккультными средствами и методами, доступными современной эпохе.
Переименование еврейской ЧК – ОГПУ 20-х и 30-х годов в сталинских «опричников» 40-х и 50-х в мифотворческом слое общественного сознания, представляя собой тот же случай магического переноса, красноречиво свидетельствовало об изменениях в репрессивной политике органов госбезопасности от геноцида русского народа к раскрытию и обезвреживанию сионистского заговора в деле «ЕАК» и деле «врачей-убийц».
На Пасху 1999 года в Вышнем Волочке владельцем трактира А.Сысоевым, доведенным до крайности систематическими вымогательствами со стороны работников местного ОВД, из чувства мести было совершено вооруженное нападение на райотдел, обставленное «под опричнину». На месте преступления у здания райотдела незадачливым «опричником» был оставлен личный автомобиль, напичканный печатными и видео-материалами, которые должны были подсказать следствию версию о причастности к убийству милиционеров некоей «опричной» организации. Подходящих к делу «опричников» тогда найти не удалось и Сысоева, признав невменяемым, поместили в психбольницу, где он получил возможность дискутировать в печати о пределах допустимого в вооруженной борьбе народа со своим правительством с объявившимися на воле «единомышленниками». Второй соучастник преступления Е.Харламов, являвшийся, по-видимому, агентом спецслужб и спровоцировавший нападение душевнобольного Сысоева на ОВД, снабдив его «опричными» атрибутами, так и не был найден.
Готовность современных жидовствующих СМИ всерьез воспринимать малочисленные и нищие патриотические организации и православные общины, инфильтрованные и стравливаемые между собой спецслужбами, в том числе «раскрученных» и ошельмованных почитателей Григория Распутина и благов. Царя Иоанна Грозного, как страшную опричную секту, представляющую угрозу государственной безопасности и спокойствию граждан, говорит о совершаемой ныне в общественном сознании мудрецами каббалы и талмуда оккультно-магической подтасовке.

Русский Аман

Оккультное преследование блаженной памяти святого мученика Друга Царей и человека Божия Григория, совершаемое в сознании русского народа опытной рукой профессиональных кощуников и гробокопателей, выдает талмудическую конспирацию, действующую против единства Святой Церкви.
«Память праведных с похвалами» (Пр.10, 7).
Памятью, в разуме Церкви, именуется посмертная жизнь души, действующая и проявляющаяся в мире. Соучастие в деле Спасения, основанное на взаимной любви ныне живущих и прежде почивших в вере членов Церкви Христовой есть догмат Православной веры.
Collapse )

ГОСУДАРСТВО НАД ГОСУДАРСТВОМ

Существует замечательный разрыв между научной и публицистической литературой в освещении вопроса о ритуальных убийствах.
В то время как для исторической науки ритуальные убийства древности и нового времени в потестарных обществах наряду с каннибализмом и религиозно-магическими процедурами сакрализации власти несоменный факт традиционной культуры, подлежащий всестороннему изучению, публицистика вынуждена отрицать существование ритуальных убийств как этнокультурального и социально-политического явления, связанного с традиционным наследием талмудического иудаизма, объясняя массовые представления о ритуальных убийствах евреями христианских младенцев для добывания их крови средневековыми предрассудками, восходящими к «кровавому навету» на еврейство или делая их (ритуальные убийства) достоянием доморощенных сатанинских сект, чьи взаимоотношения с дьяволом являются объектом специального психиатрического наблюдения.
Collapse )