Алексею

Сорок дней о душе по закону
Проливаются слезы и скорбь,
Панихиды, молитвы, поклоны-
В вечный путь поминальный эскорт.

Я не знаю, то быль или небыль,
Но, бывало, со дня похорон
Вез я души усопших на небо,
Как возил через Лету Харон.

Те из них, кто прошел испытанье,
Из геенского выйдя огня,
Открывали мне смертные тайны,
Тем огнем опаляя меня.

Клятвы я никакой не нарушу,
Коль скажу, что обещано мне,
Что Господь пощадит мою душу,
Закаленную в вечном огне.


21.01.20

Хлеб заклинания

Все ест все… Человек по отношению к Богу и незримым силам находится, меняясь местами, в положении ядущего и ядомого, пищи и питомого, снеди и едока. Согласно святоотеческой аскетике, страсти питают демонов, а чистая молитва и благоухание святости, в особенности мученическая жертва, являются снедью Творца. В свою очередь человек причащается Плоти и Крови Господа в Таинстве Евхаристии. А каким образом снедает в пищу демонов? Можно предположить, что также в Таинстве Божественного Причащения, как «кровь врага», змея, вознесенного на Крест и побежденного Распятым на Кресте Спасителем. «Хлебом заклинания».
Отношения яди и ядца возникают и между людьми. От грубого гастрономического людоедства до самых утонченных форм психического вампиризма, рецептивной инверсией которого является так называемое «жидоедство», христоподражательное вкушение предлагаемых Спасителю «желчи и оцта».
Collapse )

(no subject)

Хоть давно уж за сорок,
Все еще не избыт
Стыд и ужас, и морок
Давних бед и обид.

Это сделать тем легче
По прошествии лет,
Что иные далече,
А других уже нет.

Но вражды застарелой
Не надежна броня.
И полночные стрелы
Настигают меня.

Гипнотический гений,
Ворожа о былом,
Вводит в круг сновидений
Двадцать первый псалом.

Извлекая из мрака,
Как под свет фонаря,
Обреченность фармака
И молитвы Царя.

Что псаломские строфы
Прорекли стороной
О проклятье Голгофы,
Что висит надо мной.

Об уральского пекла
Покаянной вине,
Что Царя не избегло
И бушует во мне.

Все еще не потухли
И мерцают в ночи
Коптяковские угли
Вавилонской печи.

Тайны мраком покрыта
Пиршеств жертвенных гарь,
Где собака зарыта,
Где убит Государь.

Где к Чертогам Небесным
Поднимается дым
От священной трапезы,
Возносимой святым.
17.12.2019

Татьяне

Приближается день нашей встречи,
Занимаясь в дали голубой.
В этот день будет целую вечность
Длиться наше свиданье с тобой.

Век пройдет, как минута, как случай,
На свои возвращаясь круги…
В этот день уж никто не разлучит
Нас с тобой, ни друзья, ни враги.

Все родные, знакомые души
Соберутся за общим столом,
И весь день, говоря о грядущем,
Не помянет никто о былом.

Станут в круг и поднимут за встречу
Чашу ту, что найдут на столе.
И такие разумные речи
Не услышать нигде на земле.

Как пред Богом легко исповедать
Восхожденье на умную твердь,
Поздравляя друг друга с победой,
Что доставила мнимая смерть.

Вот мы дома. И редкие гости
Забредут когда в вечный наш дом
Навестить сокровенные кости
Под кладбищенским старым крестом.
11.11.2019

Реквием

Я окончу земные скитанья
И к нездешнему миру пойду,
Не дознав, не довыведав тайны,
Что лежала у всех на виду.

Я уйду, не отведав той пищи,
Что в таинственной грелась печи,
Что вкушают убогий и нищий
И не смеют вкусить богачи.

Отложусь от земного корыта,
На бесплотные взыду корма,
Не познав, что в том было сокрыто,
Что дано было всем задарма.

Что проявлено было в реале,
Без обмана, без лести, спроста.
И священная тайна Грааля,
И вселенская жертва Креста.

Волшебство Вифлеемской пещеры,
Галилейского брака вино.
Что дано откровению веры,
А телесным очам не дано.

Что несли в полноте, без ущерба,
Превышая закон естества,
Освященная веточка вербы
И семицкой березки листва.

Золотые иконные нимбы,
Темных ликов священная масть…
Умолить Матерь Божию, к ним бы
После смерти на небо попасть.

Как там будет еще неизвестно,
Что нас там ожидает, Бог весть?
Разрешит ли загробная бездна
То, что не было понято здесь?

Мифы, символы, знаки, приметы
Вспыхнут вдруг озареньем ума?
Или в том не давая ответа,
Все покроет кромешная тьма?

Верю в Бога, надеюсь на чудо,
Хоть и много ходил я во зле,
Но по милости Божией буду
Среди тех, кому жить на земле.

Позовут меня в вечные домы
И, давно приготовив побег,
Побегу я, как Лот из Содома,
Без оглядки на прожитый век.

За спиною захлопнутся двери,
Что ведут в Заповеданный Град,
Где любая земная потеря
Возвращается лихвой стократ.
24.09.2019

Навязчивое

Попалась мысль в ловушку рифмы,
Как мушка в сети паука.
И села, как корабль на рифы,
Не видя света маяка.

Опять попалась мысль в ловушку
О двух строках и паре рифм,
Застряв, как в паутине мушка,
И как корабль, что сел на риф.

И снова мысль взята на мушку,
Ступив на пару тех же грабль,
Она попалась в рифм ловушку
И села, как на риф корабль.
25.08.2019

(no subject)

«Поставь столп и поливай его елеем» (прп. Исаак Сирин)
Решением вопросов вечных
Ты задаваться не спеши,
Поэт, причастник тайн сердечных
Своей загадочной души.

Пускай копаются другие
В пластах душевного дерьма,
Ты - царь-епископ литургии
Желаний, воли и ума.

Когда скорбят душа и тело,
Крестом вершится тайна двух.
И, общее венчая дело,
Сам-третий к ним нисходит Дух.

Без сожалений и обиды,
Поправ желания свои,
Ввысь устремляется либидо,
Как две священные змеи.

Бесстрастной пищи вожделея,
Страстей смиряется толпа
Чрез возлияние елея
На верх победного столпа.
18.09.2019

Мише

Мы сражались за правое дело,
Не имея с войны барыша.
Когда ранами мучалось тело,
Становилась добрее душа.

Нас «Ура!» поднимало в атаку.
И такая была благодать,
Что не только тельную рубаху,
Но и жизни не жалко отдать.

Поминали мы павших героев
И пред нами, как свечки, горя,
В бой ходили невидимым строем
Те, кто отдали жизнь за Царя.

По преданьям, помянникам, святцам
Собиралась незримая рать,
У кого можно было дознаться,
Каково за Христа умирать?

Приобщались мы к мысленной тверди
И, кто выполнил воинский долг,
Пав в бою, уходили в бессмертье
Пополнением в ангельский полк.
1.09.2019

СЛОВО

«И молитва моя в недро мое возвратится...» (Пс.34,13).

Глухими, слезными ночами,
Когда не дремлют псы и совы,
В глубоком внутреннем молчанье
Рождалось царственное слово.

И песнопения слагали,
Псалмы и гимны боевые,
И говорили попугаи,
И волки, и собаки выли.

И первозданная основа,
Неразличимая для слуха,
Как семя, оставляла слово
И возвращалась в недро духа.
30.07.19